rakhima86
zhax-rd@mail.ru

Об открытии

Я была далека от дерматологии и аллергологии. В 1973 г. начала собирать материал для кандидатской диссертации в гастроэнтерологическом отделении Республиканской клинической больницы. Совершенно случайно стала наблюдателем факта высокой контагиозности дискоидной красной волчанки, имевшейся как сопутствующее заболевание у больной с хроническим активным гепатитом. Из очага поражения больной выделялось громадное количество демодексов. При этом консультанты-дерматологи уверяли в безопасности больной для окружающих. Но меня слова дерматологов не убедили, поэтому я стала особо тщательно наблюдать за кожей открытых частей тела всех контактировавших с данной пациенткой людей.

Иная тематика основной научной работы (диетотерапия больных хроническими гепатитами) и сложность ситуации в отделе (человеческий фактор) не позволили сразу открыто сообщить коллегам об обнаруженном факте. Изучение клинического состояния кожного покрова в динамике лечения было одним из ведущих методов наблюдения в моей диссертационной работе. Поэтому для меня не составляло труда замечать те мельчайшие изменения на прежде здоровой коже, которые возникали в результате поражения её демодексами у лиц, контактировавших с больной, имевшей дискоидную красную волчанку. Но сначала необходимо было самому твердо удостовериться в безошибочности увиденного. Поэтому я продолжила самостоятельное наблюдение за ходом естественного распространения демодекоза, выборочно проводила противоклещевое лечение пораженных демодекозом подопечных и сравнивала результаты их лечения с состоянием аналогичных не получающих противоклещевых средств пациентов. Тогда я и не предполагала, что вся моя дальнейшая трудовая деятельность будет посвящена изучению демодекозного акариаза.

В тот период времени кажущееся несоответствие уровня высокого развития медицинской науки и техники с наличием нераспознанной клинической медициной инфекции не позволяли мне окончательно поверить увиденным фактам. Развеять сомнения помог самоэксперимент - самозаражение демодекозом, осуществленное 10 августа 1980 г. Развившийся у меня генерализованный демодекоз не распознали ни главный дерматолог республики, ни рядовой дерматолог поликлиники научных сотрудников. По их мнению у меня была «не заразная генерализованная эритродермия либо распространенный нейродермит». От госпитализации в Кожвенинститут я отказалась, но, повторив слова главного дерматолога республики о незаразности моего заболевания, попросилась лечь в свое отделение, где работала старшим научным сотрудником. Мне разрешили взять больничный лист и лечиться в домашних условиях. Мнение консультировавших дерматологов о незаразности имевшегося кожного процесса у меня удалось опровергнуть путем заражения двух котят демодекозом материалом, взятым из моей больной кожи. Таким образом для себя я доказала безошибочность своих наблюдений.

С января 1981 года о результатах исследований я стала информировать соответствующие инстанции, призванные охранять здоровье людей. С меня потребовали доказательства. Для доказательства я провела осмотр всего кожного покрова людей в поликлиниках, колледжах, больницах, школах, детских садах, рабочих коллективах и других предприятиях. В местах скопления людей (транспорте, театрах, парках и др.) по состоянию кожи открытых частей тела подсчитывала процент пораженных демодекозом. Завершила свои доказательства безошибочным конкретным указанием 42 мест локализации демодексов в коже различных участков тела (спины, стоп, затылка, шеи, бедер, плеч, голеней, кистей и др.) 37 стационарных и амбулаторных больных Республиканского Кожвенинститута семи членам специально созданной Министерством Здравоохранения комиссии. Врачи-лаборанты этого института тут же производили забор материала из указанных мною мест на теле больного и во всех без исключения пробах под микроскопом демонстрировали демодексов на разных стадиях развития. Однако администрация Кожвенинститута «объяснила» Ученому Совету Минздрава: Демодекс – сапрофит и присутствует на коже всех людей. Невольно напрашивались вопросы: зачем столько людей тратили свое время и разве наличие демодексов колониями в коже может свидетельствовать об их симбиотическом пребывании в теле человека, тем более – дерматологического больного? Продемонстрировать лечение демодекозных больных мне не дали. Моя просьба об открытии лаборатории по изучению демодекоза была отклонена. Мне даже отказали в работе рядового дерматолога в г. Алма-Ате.

Чтобы продолжить свои исследования я переехала в провинциальный город Кентау, где, после курсов усовершенствований согласно предварительной договоренности, меня приняли на работу аллерголога детского Медобъединения и по совместительству - дерматолога городского кожвендиспансера. Работая врачом-практиком, с учетом действующего Законодательства, я добавляла свое ноу-хау к лечению обратившихся пациентов с различными клиническими масками демодекоза и получала в буквальном смысле слова волшебные результаты. В дальнейшем в условиях столичного города, меняя квалификацию последовательно на ревматолога, физиотерапевта, функционалиста, я имела возможность углубить свои наблюдения за больными с разными клиническими масками демодекоза. После развала Союза (с 1991 года) я перешла на работу частнопрактикующего врача по специальности и оказала платные медицинские услуги 43198 обратившимся.

Еще до защиты кандидатской диссертации я была убеждена в наличии нераспознаваемой клинической медициной инфекции (инвазии), так как применение за шесть лет противоклещевых средств у 137 человек по сравнению с аналогичными не получавшими такого лечения 131 пораженными демодексами свидетельствовало об эффективности специфических средств. В течение года после защиты диссертации перепроверила еще на 49 пораженных клещами результаты лечения противоклещевыми средствами и также получила положительный результат.

Кроме того до защиты диссертации я изучила клинические проявления начальной стадии демодекоза в естественных условиях его распространения среди пациентов, посетителей больницы, медперсонала, знакомых, и т.д. Согласно моим пометкам в блокноте первично заразившихся демодекозом оказалось 342 человека, из которых в динамике через 23 года удалось осмотреть только 13 человек, уже имевших II (10 человек) и III стадию демодекоза.

Углубленный осмотр всего кожного покрова 112700 человек в 1981 г. выявил наличие пораженной демодексами кожи у 96 %. К настоящему времени весь кожный покров осмотрен на предмет наличия демодекоза у 388780 человек. При демодекозе обязательно поражаются кожа лица и открытых частей тела, поэтому осмотр этих частей тела, начатый в январе 1981 г., был продолжен в последующие годы. Так, в январе 1981 года среди 18070 подвергнутых осмотру открытых частей тела 27% имели чистую от клещевой инвазии кожу. С каждым месяцем количество людей со здоровой кожей открытых частей тела уменьшалось. В августе 1981 г. из числа 23175 осмотренных только 0,2% имели здоровую кожу. С конца августа 1981 г. люди с непораженной демодексами кожей уже не встречались. К настоящему времени осмотр кожи отрытых частей тела проведен более чем 2 млн. человек из разных точек планеты. Следует подчеркнуть, что в течение нескольких дней при таком исследовании в городском транспорте принимал участие заместитель директора НИИ Краевой патологии, в котором я работала.

Мое виртуозное знание клиники демодекоза позволило лаборантам кожвенинститута продемонстрировать членам компетентной комиссии Минздрава точную локализацию колоний демодексов в коже дерматологических больных. Абсолютную достоверность моих исследований доказали и чудеса исцеления больных в г. Кентау от аллергии, поллинозов, мастопатии, псориаза, рака женских органов, крауроза вульвы, кожных заболеваний и некоторых других клинических масок демодекоза. Например, пациент стационара кожвендиспансера с псориазом стоп, осложненным вторичной инфекцией, не имевший возможности ходить в течение трех месяцев из-за болей, после моих трех лечебных процедур вышел на работу по специальности (рабочий трансформаторного завода); переехавшая в г. Тольятти по поводу поллиноза с астматическим осложнением пациентка после 27-дневного курса лечения избавилась от симптомов болезни и в последующем переехала назад в г. Кентау.

Следует подчеркнуть, что среди стационарных больных количество пораженных демодексами всегда было выше, чем среди людей в общественных местах. Причем в аллергологическом отделении процент пораженных демодексами всегда был выше (93%), чем в других отделениях Республиканской Клинической Больницы (например, 70% в урологическом отделении). Кроме того, в тот отрезок времени по зеркальному типу поражения кожного покрова демодексами можно было судить о телесной близости осматриваемых общающихся между собой людей, что позволяло отнести демодекоз к инфекциям передающимся половым путем. Вслед за поголовным поражением людей демодексами стала замечать постепенное уменьшение случаев с начальными симптомами демодекозного поражения кожного покрова. Так, в 1982 году начальная стадия демодекоза наблюдалась у 89% осмотренных против 100% в конце августа 1981 г. В 1983 году начальную стадию демодекоза имели 78% осмотренных. В 1991 г. в числе обратившихся за лечебной помощью начальную стадию демодекоза имели 91%, из них наличие субъективных жалоб отрицали 85% пораженных. В 2006 г. демодекоз начальной стадии диагностирован у 12% обратившихся, из них только у 27% отсутствовали субъективные жалобы. Из 18700 пациентов, прошедших обследование в кабинете функциональной диагностики поликлиники № 4 г. Алматы в 1986-1988гг, имели демодекоз начальной стадии 40%, стадии развитого заболевания – 52%, осложненной стадии – 8%.

Все 319 диспансерных больных ревматологического кабинета той же поликлиники страдали теми или иными осложнениями демодекоза. Среди 124 осмотренных новорожденных в родильном доме в 1982-1983 гг. девять имели симптомы врожденного демодекоза. Утяжеление течения демодекоза сказывалось на результатах и сроках лечения. Так, для полного выздоровления пациентов в 1991 году было достаточно одного месяца, в 2006 году уже требовалось минимум шесть месяцев. В течение первого десятилетия третьего тысячелетия я могла позволить наблюдать по скайпу состояние кожи получающих по моей рекомендации лечение пациентов, живущих в разных точках планеты. Однако, в последние четыре-пять лет такой возможности практически не стало потому, что демодекоз медленно но верно прогрессировал в организмах пораженных демодексами людей, поражая их глублежащие ткани. Если в начале своих наблюдений я четко различала демодекоз у 49285 человек, а дерматофагоидоз – у 12590 человек, то сегодня не могу четко отдифференцировать эти два акариаза потому, что к настоящему времени постепенно возрастает микстклещевая инвазия. Следует отметить, что в настоящее время инвазия саркоптидами нередкая, но протекает она завуалированно и зачастую поражает кожу лица и взрослых, и детей.

Будучи врачом практического здравоохранения, я имела возможность направить больного на любое требующееся клинико-инструментальное и лабораторное исследование или консультативный осмотр специалиста. В анализе крови больных с начальной стадией демодекоза иногда наблюдалась незначительная эозинофилия. В стадии развитого демодекоза отмечались гипер-альфа2- и/или гипер-гамма-глобулинемия, лимфоцитоз или выраженная эозинофилия. Осложненные стадии демодекоза характеризовались теми отклонениями в анализе крови, которые наблюдаются при соответствующих клинических масках (например, анемия, лейкопения и/или тромбоцитопения при системной красной волчанке).

Акарологическое исследование организовано 17824 пораженным клещами и 28 человек со здоровой кожей. Спасибо лаборантам кожвенучреждений Алматы, проводившим поиск клещей в коже методом соскоба. При акарологическом исследовании чаще всего (96,6%) демодексы обнаруживались при применении метода соскоба у 7817 человек. Разработанный мною совместно с доктором Р. Г. Машеевой метод исследования кожного покрова in vivo осуществлялся с использованием офтальмологической щелевой лампы, офтальмологического операционного микроскопа, а также прибора разработанного инженерами (за это огромное им спасибо и низкий поклон) НИИ Краевой патологии с встроенным микроскопом МБС-9. Поиск клещей на поверхности кожи in vivo с помощью увеличивающих устройств позволил обнаружить на ней клещей у 66% из 1428 исследованных. Данный метод требует затраты времени (не менее 10 минут) и информативен в жаркое время года. Второй разработанный мной совместно с главным врачом А. М. Маликовым провокационный метод диагностики позволил визуализировать 25849 колоний демодексов на гладкой с поверхности коже 8551 пораженных клещами, при вылущивании содержимого 1927 колоний по методу Д. К. Полякова у 1927 пораженных в 92% выявлены демодексы на разной стадии развития. В акарофауне биотопа всех 412 пациентов обнаружены исключительно весьма подвижные дерматофагоиды при 100% выделении демодексов из их кожи. На и в коже людей со здоровой кожей ни одним из приведенных методов клещи не выявлены. В 2,4% исследований выявлялись несколько видов клещей (демодексы, дерматофагоиды, саркоптиды). Крайне редко обнаруживались другие клещи как луковый, гамазовый, и др. В 0,3% исследований пораженных клещи вообще не были обнаружены. Отмечалась прямая корреляция между клиническими проявлениями демодекоза на коже и частотой обнаружения клещей на и в коже. В период с 1993 по 1997 гг. работа осуществлена совместно с акарологом доктором биологических наук В. Н. Кусовым для видовой идентификации клещей и лаборантом для забора материала из биотопа пациента.

За лечебной помощью в течение 42 лет ко мне обратились 30413 взрослых и 12567 детей. Из обратившихся за лечебной помощью 92% ранее безрезультатно лечились в различных медицинских учреждениях и/или у целителей с диагнозами: 57,7% - аллергологическими, 37,4% - дерматологическими, 1,4% - офтальмологическими, 1,2% - ревматологическими, 0,5% - онкологическими, по 0,4% - гинекологическими и эндокринологическими, 0,3% - хирургическими, 0,2% - урологическими, 0,1% - психическими, 0,4% - прочими или обратились без диагноза.

Полный курс этиопатогенетического лечения с последующим наблюдением в течение более двух лет проведено 8712 человек. В их числе было 1666 больных с аллергией и 3460 – с аллергодерматозами. Из них до обращения к нам лечились по поводу: пищевой и лекарственной аллергии - 763 человека, аллергического блефароконъюнктивита - 86, аллергического круглогодичного ринита - 178, поллинозов - 471, астматического бронхита - 12, экссудативного диатеза - 712, острой крапивницы - 42, хронической рецидивирующей крапивницы - 114, экземы - 149, нейродермита - 179, распространенного дерматита - 912, очагового дерматита - 972, контактного дерматита - 255, псориаза - 117, парапсориазов - 72, дискоидной красной волчанки - 49, фотодерматоза – 43 человека. В результате этиопатогенетического лечения полное выздоровление наступило у 70% больных с аллергодерматозами и у 95% больных с аллергией. Рецидива заболевания у них не отмечено на протяжении более двух лет. Отсутствие рецидива болезни в течение более 10 лет отмечено и в ряде случайно прослеженных случаев. Полученные результаты лечения позволяют сделать заключение: в 70% случаев аллергодерматозы, в 95% случаев аллергия являлись клиническими масками демодекозного акариаза. Равным образом положительный результат клинического эксперимента и неверная интерпретация дерматологами развившегося после этого состояния моей кожи свидетельствовали, с одной стороны, о незнании специалистами демодекоза, с другой стороны – о том, что эритродермия и нейродермит являлись клиническими масками демодекоза.

Более подробно результаты проведенных наблюдений изложены в моих работах, которые стали приниматься к публикации только после развала Союза. Следует подчеркнуть, что приведенные в моих работах цифры о распространенности различных клинических масок демодекозного акариаза выведены исходя из данных обращаемости больных за лечебной помощью к аллергологу-дерматологу, а не в целом в лечебно-профилактическое учреждение, поэтому они не могут характеризовать целостное проявление демодекоза в населении.

Таким образом, многолетние далеко неполностью изложенные сведения позволяют сделать следующее заключение. Клещи Демодекс вызывают одноименный акариаз. В настоящее время демодекозный акариаз распространен пандемически, о чем свидетельствуют не только приведенные здесь факты, но и динамика заболеваемости людей так называемыми «неинфекционными заболеваниями» на планете, а также многочисленные публикации в научной медицинской литературе настоящего времени. Наряду с демодекозным в 2,4% встречаются дерматофагоидный, латентный и атипичный саркоптозный акариазы. Демодекоз не диагностируется клинической медициной в целостном виде, поэтому его клинические маски составляют значительную часть кожных, аллергических, онкологических и других «неинфекционных заболеваний» людей.

Щелкнув здесь вы увидите далеко неполностью документальное подтверждение моих мытарств. Изложенное заключение было известно мне еще в 1981-1983 гг. Мне казалось невозможным не доказать наличие заболевания, которое можно диагностировать визуально, простым осмотром. Оказалось невозможно, ибо сплетни распространялись не только на базаре, но и среди ученого медицинского мира.

E-mail: zhax-rd@mail.ru      Моб.: 8 701 341 3873

Запись на прием по тел.: = +7 7172 372448